Гуляй поле
Когда все нечистивцы будут посрамлены Призови меня, Господи, в круг своих святых
У Монти совершенно неожиданно для него самого вчера случился выходной, и он по этому поводу просто не мог не наебениться в дрова. После, конечно, захотелось поднять себе настроение, но помогать мне с этим не захотели. Даже самому не разрешили причнить Монти какие-нибудь физические повреждения. Черт, как будто с мелким снова живу( - эт низя, так не делай. В расстроенных чувствах плелся к соседу надираться по полной и уже предвкушал встречу с одним пидарасом, который от нема не вылезает и пытается липнуть к Ришке. Не то чтобы Монти вдруг решил стать ревнивым, но он жутко не любит, когда покушаются на его собственность. Накрутив себя заранее по полной, чтобы при первом же его промахе как минимум без колебаний уебать ведром, пил и с нетерпением ждал. Тот, как назло, вдруг решил перестать быть фамильярным, может, из-за того, что я не спускал с него тяжелого взгляда все время. На улице Монти увидел какого-то фаната, направляющегося в его сторону, и с искренней улыбкой развернулся и пошел навстречу. Тот опешил, а потом Монти уволокли. Весь вечер кто-то меня лечил, а я продолжал размышлять над способами физического уничтожения одного гандона. Ответ он подсказал сам: когда Монти обнимался/целовался на прощанье с хозяевами, обиженно забурчал в сторонке, что тоже хочет. Монти припер его к стенке, а он поддержал игру, сползая вниз на подгибающихся ногах. Я так и знал, что он пед. Немного напрягает, что что-то подобное со мной уже случалось, сильно напрягает реакция Ришки. Почему-то она не согласна с тем, что сексуальная конфронтация - тоже способ уничтожения. Под занавес Монти ебнулся и расхерачил себе колено в мясо. Пока его бинтовали/обеззараживали, поливая горючими слезами стыда, ревности и злости, силился понять, что он, собственно, сделал не так.